Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Кто надо» №26 | Рубрика Арт

14:55 | 21 марта 2012

«За окном накрапывает осень…»

Теги: анастасия даньшова | поэзия |

Анастасия Валерьевна Даньшова родилась 24 февраля 1987 года в поселке Яснэг Сыктывдинского района республики. Окончила Коми государственный педагогический институт по специальности «учитель русского языка и литературы. Культурология». Литературным творчеством занимается с 2006 года. Как говорит Анастасия: «С детства я росла среди книг, цветов и мягких игрушек - отсюда, наверное, и стремление создать вокруг себя гармоничный и прекрасный мир». Увлекается классической музыкой, театром, живописью, а также, по ее словам, сюжетами, далекими от современности. Это, безусловно, сказывается и на ее поэтических произведениях, но нельзя сказать, что они только искусны, в них чувствуется и напряженная интеллектуальная жизнь автора.

Свое творческое кредо Анастасия Даньшова формулирует так: «Искусство должно быть прекрасным, поскольку лишь в этом случае читатель сможет увидеть прекрасное в жизни». В качестве эпиграфа ко всем своим стихотворениям приводит строки Игоря Северянина:

Колье принцессы — аккорды лиры,
Венки созвездий и ленты лье,
А мы, эстеты, мы — ювелиры,
Мы ювелиры таких колье.

Еще один интерес молодой поэтессы — рукоделие, пробуя разные его техники, она в новых формах осмысляет свои любимые образы мировой культуры.

Анастасия Даньшова — участник республиканского семинара молодых авторов (2006 г.), участник республиканской Поэтической эстафеты (2008 г.). Ее стихи публиковались в коллективном сборнике «Стихия». Думается, что у нее есть способности и силы вырасти в профессионального литератора. {андрей попов}

Анастасия Даньшова

* * *

Скупо
За окном накрапывает осень,
Скука
На лицо белесый плат набросит,
Мука
Прежнюю любовь косою косит,
Глупо
Ожидать в ночи плесканье вёсел.
Веет
Золотым пером чудная птица,
Свечи
Заставляют чувства раствориться,
Вечер
Сизой лапою стирает лица,
Сеет
Мелкий дождь. Мне это только снится…

Парижский дождь

Жить прозрачным и вчерашним,
Светло-серым и нестрашным,
Под дождливой старой башней
Бесконечно гладко жить.

Бесконечно моментальной
Жить газетной и журнальной,
И под аркой триумфальной
Тихо голову склонить.

Жить под небом серебристым,
Ровным и лениво-чистым;
Под дождем у букиниста
Ворох книг перебирать.

Слушать скучный голос альта,
Словно песнь немого скальда,
И промокшего асфальта
Видеть зеркало опять.

Мерять ровный пульс Парижа,
Но не становиться ближе.
Ветви, и опять они же,
И опять, опять вода,

Что струится по вчерашней,
По лиловой старой башне.
Нет, мне никогда не страшно,
Только скучно иногда.

Демон

Плавно небо сизой колыбелью
Стаю птиц качает голубых,
Эльфы снежной замели метелью
Листья лип тоскливых и больных.

Гордый демон пойман и закован
В крепость швов гражданского пальто,
Он повержен, проклят, заколдован,
Он теперь ужасное никто.

Он, как все, безликий и озябший,
Он подобный смертным человек,
Взгляд очей потухший и уставший,
И безжизнен тёмный холод век.

Тяжело ослабшее дыханье,
Всё тесней оковы давят грудь,
Он не может облегчить страданье,
Он мечтает с жадностью — вздохнуть.

Но лишь только солнце угасает,
И в ночи раздастся крик совы,
То заклятье страшное спадает,
И трещат и громко рвутся швы.

Гордый демон крылья расправляет,
И в бездонной темноте ночи
Гнев и скорбь в его глазах сверкают,
Словно пламя восковой свечи.

Вместо криков — бледных рук движенья,
Нет молитв за прошлые грехи,
И ложатся на бумагу тенью
Из-под крыльев демона стихи.

Творчество

Белые руки сомненья
Пасмурный день отворили,
Мастер не ждал вдохновенья,
Брови сводил он упрямо.

Медленно плыло сознанье
В желтой табачной аллее,
Тускло белея безумством,
Мягкий туман задевая.

Маленький мальчик на пирсе
Солнца мелодию топчет,
В шорохе воспоминаний
Кружится серая птица.

Мокрые мысли деревьев
В небо уходят корнями,
Медленно ветер крадется,
Волны шевелят молчанье.

Мальчик хватался за небо,
Пальцами в сеть попадая,
Хлопал рукою по рифме
И разбивал отраженье;

Мастер не ждал вдохновенья,
Он написал великанов,
И обрывали их руки
Зелень прозрачную строчек.

О любви

Там, где сны становятся явью,
На серебряной тонкой грани,
Одинокий стоял маэстро,
На плечах его плащ был накинут.

Одиноко стоял маэстро,
По одну его руку светилось
Звездноглазое черное небо,
Облаченное в шелковый трепет.

Одинокий стоял маэстро
И глядел на ночную землю:
Там, напротив неба, светилась
Изумрудных глаз ее зелень.

В небе ночь распутала крылья
Облаков пушистых и нежных,
Одинокий стоял маэстро
И пытался поймать дуновенье.

На земле ночь расставила свечи
Замирающих роз в канделябрах,
Одинокий стоял маэстро
И ловил лепестков угасанье.

Одинокий стоял маэстро,
Отражалась земля в эмпирее,
Наводя сладкозвучные чары
В отраженье своих отражений.

Одинокий стоял маэстро,
И зияла вокруг него пропасть,
И два берега дальних мерцали,
Разделённые жадною бездной.

Скинул плащ одинокий маэстро,
Расстелил меж двумя берегами
Лес пушистый и море ночное —
Там, где сны становятся явью.

* * *

Небо раскинулось
пышной симфонией,
Соло на флейте —
луна-полунощница,
Где-то на взлете
скрипичной агонии
Имя
Твое
целовать
мне хочется.


Читайте также

Арт

«Погибать — так в твоей ладони»

«Погибать — так в твоей ладони»

Поэзия Анастасии Малдрик
12 сентября 2013

Арт

«Расстелила полночь лунные дорожки…»
2 апреля 2013