Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Знай наших!» №39 | Рубрика Наши люди

15:30 | 23 сентября 2013

Владимир Пахучий

Теги: владимир пахучий |

Доктор сельскохозяйственных наук, заведующий кафедрой Сыктывкарского лесного института о любви к науке, реформе РАН и особенностях современных студентов.

LudiPG.jpg

Особенный интерес для меня представляют заболоченные леса, повышение их продуктивности. На таких участках часто увидишь хилые сосенки три метра в высоту, но возраст их может достигать 200 лет. Такими они остаются, потому что дышат корнями, а на болоте под мхом и водой какие питательные вещества! Если же немного опустить уровень грунтовых вод, деревья идут в рост. Это хорошо заметно по годовым кольцам на спилах с опытного участка: до осушения и после. Эти мои работы особенно актуальны с учетом современного состояния лесов в Коми. Действуя по науке, можно увеличить прирост древесины в три-четыре раза.
Я много лет занимался фундаментальной наукой. Это не копание в бумажках, а обработка огромного объема материалов полевых исследований, режимных наблюдений. Однажды мы работали в нетронутых лесах на Северном Урале. Какие заинтересованные сотрудники были с нами на маршруте! Один из них шел к месту общего привала много километров. Уставший, выдохшийся, до нитки промокший он с воодушевлением начал показывать найденные образцы, аккуратно завернутые в пакетики: такими и должны быть ученые — страстно увлеченными, почти фанатичными.

Современные реформы лесного дела могут быть более успешными, если будут основываться на трех составляющих: лесном образовании, науке и практике.


Еще в школе я зачитывался сборниками «Писатели рассказывают о науке», всегда любил охоту и рыбалку. Поэтому, наверное, пошел учиться в лесной техникум в Хабаровском крае, а потом работал помощником лесничего на побережье Татарского пролива. Память сохранила это рельефно и выпукло. Зима: девственные леса, ледяное крошево, запах водорослей, огромные чайки. Весна: высокие волны, соленый ветер, лоснящиеся акульи плавники. Мы бросали в них камни, как в мишени. Лето: поездка в глушь, маленький домик, прячущиеся по ночам от неизвестной опасности собаки. Осень: тигриные следы прямо на берегу… Романтика!
К реформе РАН можно относиться по разному. Но мы постоянно забываем о том, что однажды грубо поломанное потом десятилетиями приходится восстанавливать. Все реформы образования привели пока что только к перегрузу бумагами. Если бы великий лесовод Георгий Федорович Морозов был вынужден разгребать такие объемы бумаг, как мы сейчас, он ничего бы не сделал ни для русского леса, ни для будущего лесного хозяйства.
Студенты, которым я преподаю сегодня, специфичны, своеобразны. Они плещутся в море информации, которая льется потоками отовсюду. Они обеспеченнее предшественников, у них завышены ожидания. И далеко не всегда им удается найти себя в том, к чему, вроде бы, стремились. Но, так или иначе, пассивный запас знаний они накапливают. И, попадая в хороший коллектив, даже троечник довольно быстро адаптируется и применяет его на практике. Это говорит о том, что базовый, фундаментальный набор в учащегося нам удалось вложить. Многие наши выпускники, а среди них более 600 специалистов и бакалавров, успешно трудятся на переднем крае лесохозяйственной практики, защищают леса Коми от пожаров, вредителей и болезней, участвуют в лесоустроительных экспедициях, работают в научных центрах в России и за рубежом.


С 1981 по 1998 работал в отделе лесобиологических проблем Севера Института биологии Коми НЦ УрО РАН. С 1997 года — завкафедрой лесного хозяйства СЛИ. В багаже — около 200 научных работ. Лауреат Государственной премии РК в области науки. Заслуженный работник РК. Почетный работник высшего профессионального образования РФ.