Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Рубрика hand made

09:00 | 10 августа 2015

Тонкая работа

Не так много сегодня людей, которые без тени лукавства отзываются о своей работе, как о деле всей жизни. Время такое. Да и профессии некоторые становятся редкими: кажется, еще чуть-чуть, и только в книгах прочтешь, смакуя подробности. Ювелир Олег Филиппов приоткрыл их для нас немного раньше.

45.jpg

«Запомните: настоящая русская ювелирка — всегда ручная работа и ценится очень дорого, особенно за границей. Нигде такого нет, наша — лучшая в мире, — начинает мастер.

— Другое дело, что на витринах в магазинах мы часто видим безликий поток, ширпотреб. Одно и то же в массовом количестве, без имени и ответственности. Это обидно». И все же ценители высоких ювелирных традиций, оставались в любые времена, и понемногу их становится больше. Правда, ювелиров старой школы уже почти не найти. Тем и ценен Олег Николаевич, работающий в своей мастерской в Сыктывкаре: успел выучиться в доперестроечные времена у хороших ювелиров, которые уехали потом за границу. Профессия увлекла…

47.jpg

Ювелирное дело — процесс творческий, с этим не поспоришь. Однако здесь нужно учесть множество нюансов, о которых мы — заказчики — даже и не подозреваем. У мастера есть нерушимые правила, которые гласят: дизайн не должен исключать качество. «Недостаточно согласовать только эскиз: на бумаге мы видим одно, а в металле, нередко, — совсем иное, — говорит ювелир. — Например, все ли знают, какое количество открывания-закрывания замка на серьгах определяет ГОСТ? Какой должна быть толщина металла в том или ином изделии? Что вещь должна быть разборной? Поэтому и задачка получается двойная: камень стоимостью 10 тысяч долларов должен и смотреться выигрышно, и не выпасть из оправы. Много времени может уйти на такую работу. Ювелиры вообще трудятся 24 часа в сутки, постоянно находясь в процессе размышлений, пусть даже и неосознанных. Отключаться вовремя тоже, однако, надо уметь: решения непростых задач могут прийти неожиданно. Опять же пример: женщины. Ведь именно они — главные заказчицы, и достигнуть с ними компромисса очень трудно. Переубедить невозможно. Женщина хочет то, что хочет. Однако могу сделать комплимент: дамы лучше всего чувствуют камни. Иногда предлагают комбинации, которые, казалось бы, не будут успешными, а сделаешь — и смотрится великолепно».
Камни — отдельная история. Ювелирное дело строится на двух незыблемых основах: создается изделие из металла, подчеркивающее красоту камня, либо, наоборот, камень становится дополнительным украшением. Сейчас распространен второй вариант.

«В России хороших камней сегодня нет, везут из-за рубежа, и достать то, что нравится — та еще задача. Поэтому используются и дерево, и поделочные материалы: это не ноу-хау, а опять же традиция, причем идущая еще с XV века. Что же касается металлов, то скажу так: нравится серебро. Оно живое, на блеске, как с золотом с ним не схалтурить. Заниматься же и тем, и другим металлом одновременно трудно. Разные столы, разные инструменты, разный подход... Что уж говорить о том, когда оба материала в одной вещи совмещаются. Так случилось однажды с реставрацией старой иконы, где кроме полутора килограммов серебра были и золото, и камни, а сделать все надо было так, чтобы не исказить работу автора. Было очень трудно, делал на ощупь, но справился. Не подвел своих учителей.

Как-то попала одна моя работа в Англию, и там за нее предложили большие деньги. Не сочтите за хвастовство, но это я к тому, о чем не устаю повторять: русское ювелирное дело всегда безмерно дорого. Потому что исключительно своими руками».

Куратор проекта: Александра Дьяконова

48.jpg