Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Знай наших!» №34 | Рубрика тема номера

11:59 | 8 ноября 2012

Сталин на Вычегде

Артур Артеев о, возможно, последнием и единственном в России музее Сталина.

Сталин на ВычегдеКак-то мне довелось побывать в Сольвычегодске. На машине от Сыктывкара до этого старинного городка в Архангельской области можно доехать всего за четыре часа. Сольвычегодск славится старинными храмами и тем, что здесь родина известного литературного персонажа Козьмы Пруткова. Но самое интересное, что в этом городе работает, видимо, последний и единственный в России музей Сталина.

Издавна  Сольвычегодск был местом политической ссылки. Так, еще дядю Пушкина, Павла Ганнибала, сослали сюда в 1826 году. В начале XX века в городе проживало 450 ссыльных.

Сталин в Сольвычегодске провел несколько лет. Только вот не по своей воле — Иосиф Джугашвили дважды находился тут в политической ссылке. Первый раз — в марте 1909 года. Через два месяца бежал. В марте 1910 году был снова арестован. После шестимесячного заключения в Баку Джугашвили вновь отправили в Сольвычегодск.

Сохранились сразу два дома, в которых жил и работал Сталин. Небольшие деревянные здания стоят vis-à-vis на одной улице. Один из них много лет закрыт на реставрацию, а во втором — действующий музей. Удивительно, но осталась нетронутой вся мебель вековой давности. Судя по добротной обстановке, жил Сталин неплохо. Да и скучно ему здесь не было. Остановился он в доме молодой вдовы Марии Прокопьевны Кузаковой, у которой было несколько детей. Ее муж Степан погиб в русско-японской войне. Мария Кузакова как могла, скрасила годы ссылки молодого и пламенного революционера-горца.

Сталин платил хозяйке за хлеб, молоко и жилье (от царской казны он получал 7 р. 40 копеек в месяц — приличные по тем временам деньги), а обедать ходил в другой дом, где в складчину столовались пятеро других ссыльных.

Весной 1911 года у Кузаковой родился сын Константин. Однако постоялец от женитьбы уклонился, сославшись на свою трудную и полную скитаний революционную судьбу. Муж Марии погиб за два года до рождения младенца, и не мог быть к этому причастен. Тем не менее, документы на Константина Кузакова были оформлены так, будто он законный сын Степана и родился в 1908 году, то есть до появления Сталина в Сольвычегодске.

Черноволосый Костя резко отличался от братьев и сестер. Только в 1995 году Константин Кузаков впервые открыто заговорил о своем происхождении: «У меня было три брата и две сестры от законного брака моей матери и ее мужа Степана Михайловича, он умер за два года до моего рождения. Я не понимал тогда, насколько сильно отличаюсь от своих сверстников. Черные-пречерные волосы — ребенок, как теперь говорят, кавказской национальности. На меня все поглядывали с нескрываемым любопытством».

Сожительница Сталина помогала ему налаживать связи с товарищами. Договаривалась с соседями, чтобы на их имя приходили для него письма. В доме стояла скульптурка, и в ее полость ссыльные прятали пистолет, таким образом, передавая его друг другу, по цепочке. Последним, кто взял пистолет и уехал с ним, был Сталин.

После революции Мария узнала, что ее квартирант стал членом правительства, и написала ему письмо с просьбой о помощи. Но ответа не получила. Тогда она написала Ленину. Это письмо попало к жене Сталина Надежде Аллилуевой, работавшей в секретариате Председателя Совнаркома. Ничего не сказав мужу, она оказала денежную помощь Кузаковым.

Константин в 1927 году приехал в Ленинград, поступил в Институт философии, литературы и искусства. В 1932 году его вызвали в НКВД и потребовали дать подписку о неразглашении «тайны происхождения». Мария Кузакова в 1937 году передала свой дом в Сольвычегодске под музей политических ссыльных, а взамен получила квартиру в Ленинграде, где и умерла в дни блокады в декабре 1941 года.

Хотя Константин Кузаков и считал себя сыном Сталина, но он об этом не распространялся. Чтобы не подчеркивать бьющего в глаза сходства, он даже никогда не носил усы. После окончания института Константин преподавал философию в Военно-механическом институте, работал лектором. В 1939 году вступил в ВКП(б) и вскоре стал заместителем начальника Управления пропаганды ЦК партии. Он редактировал тексты выступлений всех участников партийных съездов и сессий Верховного Совета СССР.

Сталин судьбой Константина официально не интересовался, но при этом все-таки незримо вел незаконного сына по жизни и даже спас от Берии, который в 1947-м обвинил Кузакова в причастности к «атомному шпионажу». Сталин просто сказал, что для ареста не видит оснований.В партии Кузакова восстановили в тот день, когда арестовали Берию. Кузаков работал директором Всесоюзного издательства «Искусство», начальником одного из управлений Министерства культуры, был членом коллегии Гостелерадио СССР. Отец и сын ни разу не виделись с глазу на глаз и не сказали друг другу ни слова. Законные дети в сороковые годы не радовали Сталина: Яков погиб в плену, Василий спивался, Светлана выбирала не тех любимых, какие бы нравились отцу. А этот ведь мог только радовать.

Внук вождя, Владимир Кузаков, — историк, автор книг по истории Древней Руси, иной раз заезжает в Сольвычегодск и совершенно определенно называет себя потомком Сталина. Он считает, что единственная книга, достойная деда, — исследование Алексея Меняйлова «Сталин. Прозрение волхва». Ее автор утверждает, что Иосиф Джугашвили в ссылке на Вычегде прошел некое мистическое посвящение: «Бывает, человек меняется настолько резко, что возникают легенды о его подмене — чем и пытаются объяснить странное превращение Кобы в Сталина в 1911 году в Сольвычегодске. Инициация — это пробуждение прежде недвижимых слоев подсознания, подсознание же — во многом наслоение опыта всех предков человека. Эта книга — открытие века не потому, что произошедшее со Сталиным в Сольвычегодске превращение названо своим именем, а потому, что расшифрован комплекс инициирующих факторов. Сталин и понимающие его еще более велики, чем можно себе представить. Не случайно древнее пророчество, возраст которого тысячи лет, говорит о Сталине, минуя многих людей, которых у нас с упорством называют великими. Коба (древнерус. верховный волхв) в Сольвычегодске не мог не увидеть себя в этом пророчестве — и стал Сталиным».

В Сольвычегодске произошло что-то загадочное. Туда приехал Коба, а уехал Сталин. Приехал один человек, а уехал совершенно другой. Произошла вычегодская инициация.  А чем же еще Сольвычегодск известен и славен? Один из самых маленьких городов России ныне, когда-то он считался крупным центром солеварения и одним из опорных пунктов освоения Сибири.

Сольвычегодск или, по-коми — Сов-дор, был основан на правом берегу Вычегды в XIV веке местным коми населением и выходцами из Новгородской земли. Впервые упоминается в исторических актах под 1492 годом — как раз в год открытия Америки. Само название «Сов-дор» («Около соли») произошло от того, что первоначально народ селился у Соляного озера. С конца XV века богатые соляные варницы города и место его на торговом пути привлекали поселенцев из Московского государства, в числе которых были и
Строгановы. В XVI веке предприимчивые купцы установили монополию на производство соли, которая принесла им баснословное богатство. В то время Сольвычегодск был отнюдь не провинциальной деревней. Это был центр своеобразной частной империи Строгановых.

Сегодня население города — около двух тысяч человек. Город патриархален и живописен — состоит из одноэтажных деревянных домов и небольшого количества кирпичных зданий, в которых в советское время размещались предприятия и мастерские. Современных домов практически нет. На разрушенной автобусной остановке я увидел афоризм Козьмы Пруткова: «Самый отдаленный пункт земного шара к чему-нибудь да близок, а самый близкий от чего-нибудь да отдален». Очень символично.

Артур Артеев