Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Знай наших!» №47 | Рубрика Наши люди

22:33 | 25 января 2015

Смена формата

Артем Голобоков родился в 1968 году в г. Миасс Челябинской области. Окончил Челябинский государственный технический университет по специальности «Теплогазоснабжение и вентиляция»; Межрегиональный институт менеджмента по направлению «Финансовый менеджмент». В 1994-1998 гг. работал на Волжской ТЭЦ -1 (машинист-обходчик; начальник смены станции). Затем переехал в Оренбург, где прошел путь от диспетчера до заместителя генерального директора ОАО «Оренбургская ТГК» — директора Оренбургских тепловых сетей.
В 2011-2013 гг. — зам. директора Пермского филиала ОАО «ТГК-9» — исполнительный директор ООО «Пермская сетевая компания».

golobokov_razvoroti-1.jpg

— Артем Валерьевич, вы почти год живете и работаете в Коми.
Совпали ли ожидания с реальностью? Есть что-то, к чему до сих
пор не можете привыкнуть?
— Работая в Пермском филиале ТГК-9, я о производственных объектах Коми знал достаточно много, а вот о республике в целом — почти ничего. Было, конечно, общее представление, почерпнутое из Интернета и СМИ, но о б особенностях территории, ее специфических проблемах узнал только на месте, погрузившись, как говорится, в тему.
Вначале четко понимал только одно: еду не на курорт. Я довольно долго работал в климатически комфортных регионах: Волгограде, Оренбурге, — а у южан отношение к Крайнему Северу настороженно-критичное. Ну, не представляют они, как можно жить там, где 9 месяцев зима и почти нет солнца. Кстати, именно к отсутствию солнца привыкнуть пока не удалось. И еще к неспешному, размеренному ритму жизни — по сравнению с городами-миллионниками время здесь течет медленнее. Но это касается только отрезка внеработы. Потому что сама производственная деятельность в Коми, по сравнению с другими филиалами, более напряженная, а в некоторых аспектах и уникальная. Например, из всех 16 регионов, в которых работает наша компания, здесь самый продолжитель-
ный отопительный сезон. Если в других филиалах большинство ТЭЦ работает на газе, то здесь — на угле и мазуте. И, конечно, большие расстояния между объектами, которые разбросаны от Сыктывкара до Воркуты, что затрудняет визуальный контроль. Больше приходится доверять цифрам, почте, переговорам и даже личным ощущениям и внутреннему голосу. Все это дополнительно мобилизует и мотивирует. Приятно удивило, что по сравнению с неторопливым
югом, где людям всегда требуется время на раскачку, у северян гораздо выше скорость принятия решений и личная ответственность за их исполнение.

— Что уже сделано за год и что еще предстоит?
— Пожалуй, год действительно стал переломным. Ключевые события связаны с инвестиционным проектом по оптимизации Воркутинского теплового узла. Сейчас, как известно, в городе действуют три теплоисточника. Центральная водогрейная котельная работает на дорогостоящем мазуте и, образно говоря, топится деньгами. ТЭЦ -1 не имеет угольного склада, что создает постоянные проблемы с формированием запаса топлива. И, наконец, самая мощная и эффективная ТЭЦ -2, задействована сейчас только на поселки. Уже давно энергетики и чиновники ломают голову, как сделать всю эту систему эффективной, решить проблемы с высокими ценами на коммуналку, огромными долгами потребителей, отсутствием горячей воды в летний период. Программа реформирования городской системы теплоснабжения, разработанная несколько лет назад, буксовала из-за проблем с финансированием. Собственно, вопрос ставился так: «Будут средства господдержки — будет проект, нет денег — нет проекта». В итоге мы решили не дожидаться денег из Москвы и переработали проект так, чтобы его можно было реализовать в формате нормальной инвестиционной истории. Это была очень сложная и большая работа, но ее удалось сделать максимально быстро. А что самое важное — получены поддержка и согласование регионального правительства. Кроме того, впервые за долгое время воркутинские ТЭЦ по итогам 9 месяцев показали положительный финансовый результат. Аналогичная ситуация по Инте: здесь за тот же период убытки удалось сократить в 8 (!) раз. Стартовала программа оптимизации Интинского теплового узла. Заметно улучшились результаты по Ухте, что позволило приступить к ликвидации перекрестного субсидирования. Конечно, получилось не все. По объективным причинам не удалось изменить ситуацию по Сыктывкарским тепловым сетям и Сосногорской ТЭЦ , которая в этом году работает в менее благоприятных внешних условиях, экономически не выгодных, но обеспечивающих поддержание надежности в узле. Так что целей впереди еще очень много. В конечном итоге каждый наш тепловой узел (т.е. территории Ухты, Сосногорска, Воркуты, Инты, Сыктывкара) должен не только оправдывать затраты на содержание, но и стать инвестиционно-привлекательным. Поэтому по каждому из 5 муниципальных образований разработаны комплексные решения, зачастую — нестандартные. Но и это не все. Придется очень постараться, чтобы получить финансирование под развитие каждого узла. Для этого мы используем не только собственные возможности, но будем участвовать и во всех региональных и федеральных программах и проектах.

— При каких условиях вы скажете себе: «Это для меня уже пройденный этап, надо идти дальше»?
— Когда по всем уже названным вопросам появятся ощутимые результаты. Впрочем, само понятие «пройденный этап» считаю несколько некорректным. Временные горизонты запущенных (или запускаемых) процессов должны составлять не менее 5 лет. Лучшая оценка самому себе могла бы звучать так: «Все работает и точно принесет конкретный гарантированный результат через 5, 10, 15
лет». Причем все должно быть рассчитано с учетом тенденций развития отрасли.

— Каких именно?
— Не секрет, что потребление тепловой и электрической энергии ощутимо снижается. Одним из доминирующих трендов на этом рынке является падение спроса со стороны промышленных потребителей, их уход из систем централизованного теплоснабжения.
Для энергетиков это означает необходимость отказа от привычных подходов, повышения эффективности инвестиционных программ. Еще одна примета времени — удорожание кредитных денег. Ну, и проблема неплатежей со стороны потребителей. Для Коми она очень актуальна, и если ее не решить, то никаких инвестиций не видать. При этом не существует универсальных рецептов. Даже в городах республики ситуация настолько глобально и стратегически разная, что обязывает для каждого случая искать индивидуальный подход.

— Совсем недавно ТГК-9 присоединилась к Волжской ТГК, и уже объявлено, что это не последние изменения в вашей компании. Чем они вызваны? К чему приведут?
— Вызваны они как раз той ситуацией в отрасли, о которой я говорю. Именно поэтому меняет формат своей работы не только наш филиал, но и вся компания в целом. 2014-й стал годом выработки новой бизнес-стратегии. Ее основные задачи — снижение управленческих расходов, рост операционной эффективности, увеличение капитализации компании за счет централизации функций. Главным целевым рынком становятся крупные города как центры высокого потребления энергоресурсов. В планах — строительство новых и техническое перевооружение действующих объектов генерации, вывод из работы неэффективных электростанций.
В рамках новой бизнес-стратегии произошла консолидация генерирующих и сбытовых активов. ТГК-5, ТГК-6, ТГК-9 и «Оренбургская ТГК» присоединились к ОАО «Волжская ТГК». Думаю, этот шаг впоследствии оценят и стратегические инвесторы, и потребители.
Следующим этапом реорганизации станет ребрендинг и изменение фирменного стиля: компания получит название «Т Плюс». Этот вопрос будет рассмотрен на внеочередном собрании акционеров ОАО «Волжская ТГК» в первом полугодии 2015 года.

— В декабре вы и ваши коллеги отмечают профессиональный праздник. Почему в свое время вы выбрали энергетику? Смогли бы вы работать где-то еще, в других сферах?
—- По образованию я инженер-строитель. В свое время перепробовал много специальностей, от прораба в специализированной строительной компании до архитектора-дизайнера. В энергетику попал по стечению обстоятельств и прошел, как говорится, полный курс молодого бойца. Начинал с самого низа, машинистом-обходчиком на Волжской ТЭЦ -1. Работал в тепловых сетях, занимался вопросами сбыта, управлял самыми разными производственными объектами. Так что теоретически уйти в другие сферы могу в любой момент, но зачем? Энергетика — многогранная отрасль, ее горизонты отнюдь не исчерпаны.

— У каждого топ-менеджера с годами вырабатывается свой стиль управления. Каков ваш? Что для вас главное в тех людях, с которыми работаете?
— Знаете, в природе очень много видов животных, для которых прекращение движения приводит к летальному исходу. Сравнение, явно, слишком сильное, но вопрос управления как раз про это – как организовать движение, непрерывный поступательный процесс. Для меня руководство — это личная ответственность и
дисциплина. Не в смысле работы от звонка до звонка, исполнения регламентов и приказов, а в смысле некоего внутреннего чувства, которое не дает успокаиваться, понуждает вырабатывать новые идеи и инициативы, верить в них самому, чтобы убедить других — одним словом, избегать застоя и постоянно двигаться вперед.

Ольга Кныш