Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Что делать» №1 | Рубрика hand made

03:00 | 1 января 1970

Мебельных дел мастер

Теги: феттер александр |

Александр ФеттерВ конвейере производства современной мебели он нашел для себя отдушину — реставрацию старых шкафов, столов и гарнитуров. Потомственный столяр, наследник немецких ремесленников, продолжатель именитой династии Александр Феттер уверен, что современным мебельщикам есть чему поучиться у старых мастеров.

Предки Александра Феттера — выходцы из южной Германии, приехали в Россию еще при Екатерине Второй, которая пригласила немцев осваивать освобожденные от османского ига южные российские земли. Одним из переселенцев на побережье Лимана стал уроженец земли Пфальц Феттер с семьей. Известный мастер-мебельщик не остался без работы на новом месте: изготавливал на заказ мебель, повозки и кареты. Секреты мастерства в семье передавались из поколения в поколение, кто-то из сыновей обязательно становился продолжателем семейного дела. Работал с деревом и прадед Александра, Николай Феттер. До прихода большевиков у него была своя столярная мастерская. Во время Великой Отечественной войны немецким колонистам пришлось сняться с нажитых мест и уехать в Германию. После войны Советский Союз позвал переселенцев обратно. У семьи Феттер была возможность остаться в Германии, но они выбрали Россию, которая стала для них родиной. Эшелон, который должен был доставить их домой, вместо Одессы прибыл... в заснеженный Княжпогост. Родина, обещавшая вернуть прежнюю жизнь, обманула — Феттеров отправили в лагерь для переселенцев.

Позже семья перебралась в Сыктывкар. Дедушка Александра, Мартын Феттер, в голодные послевоенные годы, чтобы как-то прокормить семью, делал из дерева игрушки, детскую мебель и носил на базар продавать. Известным мастером-краснодеревщиком был дядя Александра, Евгений Феттер (сейчас он с семьей живет в Германии). 
— Дядя часто вспоминал, как впервые пришел в столярный цех. Из-за стружек и опилок в цехе стоял запах скипидара — это был запах чистого дерева. Тогда все делали из натуральной древесины, — рассказывает Александр. — Дядя долгое время работал на мебельной фабрике «Север» в «бригаде немцев» — так в народе называли репрессированных мастеров-краснодеревщиков, работавших в одном из столярных цехов. В Сыктывкаре о бригаде гремела слава. Мастерам высшего класса доверяли самые сложные и эксклюзивные заказы. Богатая дорогая мебель, сделанная их руками, стояла в горкомах, обкомах, домах министерских работников…

Пример дяди вдохновил Александра попробовать себя в мебельном деле. Тем более в школе науки никак не давались. А вот делать что-то руками — вырезать, мастерить, клеить — получалось хорошо. 
— Мне всегда больше нравилось общаться с деревом и инструментом, чем с людьми. Дерево, оно простое и понятное. С людьми сложнее, — признается мастер. — После школы пробовал поступить в ВУЗ, но не получилось. Сейчас я думаю: и слава богу, так бы я мог «разминуться» с профессией своей жизни.

Реставрация — это не только восстановление функциональности предмета, но и попытка сохранить дух времени. Совсем не обязательно исправлять все дефекты. Маленькая щербинка может таить в себе целую историю. Ради нее люди и пытаются сохранить старые вещи.

Долгое время Феттер, как и дядя, работал на сыктывкарской мебельной фабрике «Север». Но со временем работа на конвейере, когда из года в год делаешь одну и ту же мебель, стала надоедать. В 90-х, когда стали появляться первые кооперативы, он ушел с фабрики и открыл с друзьями фирму. Делали мебель на заказ – угловые диваны, кухонные гарнитуры. Часто поступали заказы от учебных учреждений, музеев, ресторанов — везде, где была нужна штучная, эксклюзивная мебель, пригождались золотые руки Александра и его партнеров. 
Работы хватало, но душа просила чего-то другого. Чего именно, Феттер понял, когда заказчик привез в мастерскую огромный старый шкаф. За вымазанной черной краской, грязной рухлядью угадывалась уникальная старинная вещь. И Александр с интересом взялся за дело. Возился целый год: иголкой вручную очищал от слоя грязи и краски, а когда увидел, что за ним скрыто, обомлел: изящество формы, игра разных оттенков натурального дерева, тонкость резьбы. Одним словом, добротный предмет мебели, сделанный на славу мастерами прошлых лет. Довольный заказчик получил обратно сияющий свежим лаком шкаф, способный прослужить верой и правдой еще не один десяток лет.

А дальше заработало «сарафанное радио». К Феттеру потекли заказы от людей, мечтающих придать современный вид фамильной мебели. Оказалось, что в Сыктывкаре море «трофейных» буфетов и антикварных кресел, а мастеров, способных отреставрировать их, — единицы. Но Александр пока не торопится ставить работу с антиквариатом на поток. Во-первых, элементарно не хватает времени, ведь он работает в техническом лицее. Во-вторых, Феттер уверен: к реставрации нельзя относиться как к бизнесу. Такая работа требует особого настроения — это сродни магии, когда старая вещь возвращает свой прежний облик. А разве можно поставить магию на конвейер?

— Начинаешь работать со старинной мебелью и поражаешься, как качественно ее делали. Ведь тогда не было тех технологий, тех инструментов, что мы имеем сейчас. Все стыки, соединения — прочные, надежные, сделанные на века. Столярному мастерству нужно учиться вот на таких примерах, — уверен мастер. — Сейчас основная масса мебели производится из ДСП, то есть из опилок, а о качестве крепежей лучше вообще не говорить. Знакомые часто просят собрать мебель — а через месяц звонят: там что-то расшаталось, отошло, здесь открутилось…

В работе у мастера сейчас гарнитур с резной спинкой и ручками, в 60-х годах прошлого века он украшал один из тбилисских санаториев. Как оказался в Сыктывкаре, Александр точно не знает. Слышал от его нынешней владелицы только то, что гарнитур поменял нескольких хозяев и даже побывал на свалке. А еще на даче своего часа ждет старая фамильная мебель Феттеров. Александр говорит — у самого никак не дойдут руки. Но в последнее время работой с деревом стал интересоваться младший сын Роман. Во время каникул даже отремонтировал старую сосновую лавку, которую сделал прадед. Не иначе как заговорил голос крови. Александр уверен, что его детей еще потянет к ремеслу, как когда-то его самого, а значит, семейное дело Феттеров будет жить. 
{ольга иванова}