Республика Коми, Сыктывкар,
ул. Советская, 24, офис 301 г
тел/факс: 44-86-49

+ Присоединяйтесь к нам:

Журнал «Знай наших!» №16 | Рубрика Наши люди

09:03 | 21 октября 2009

Большая наука

Теги: коми научный центр | асхаб асхабов |

Асхаб АсхабовАсхаб Асхабов – Председатель Президиума Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук – о том, почему наука в России не востребована экономикой и как ученые региона пытаются оспорить стандартную теорию полей.

- Российская академия наук – уникальная организация: собрание выдающихся ученых и в то же время - крупная сеть научных институтов. Зарубежные академии, напротив, представляют собой только ареопаг ученых…

- И откуда СМИ берут такую информацию? Научные организации, поддерживаемые государством, есть во всех странах, где развита фундаментальная наука. Наша Академия - самоуправляемая некоммерческая научная организация, обладающая государственным статусом. Но одновременно она – и собрание крупных ученых. Да, нас финансирует государство, но Академия отличается от обычных бюджетных организаций, поэтому и возникает множество спорных вопросов. С этим связан и планируемый на следующий год переход на новую систему финансирования – через субсидии.

- Ученые давно говорят, что корень проблем российской науки в том, что она не востребована нашей экономикой. Меняется ли ситуация?

- Это действительно так, и ситуация меняется очень медленно. К примеру, в Соединенных Штатах Америки государственное финансирование фундаментальных исследований составляет около 2/3, оставшуюся треть средств наука получает от бизнеса. В России фундаментальная наука частными компаниями практически не поддерживается. В той же близкой нам Финляндии около 40% средств, направляемых на исследования, – это деньги корпорации Nokia, и они идут на развитие науки вцелом.

Конечно, бизнес в России не совсем безынициативен, при крупных компаниях имеются свои исследовательские институты, были попытки поддержки и фундаментальной науки. Олигархи Потанин, Ходорковский, Дерипаска, Абрамович выделяли какие-то средства, учреждались премии за научные достижения, но системный характер все эти начинания так и не приобрели.

Сегодня много говорят о том, что сокращается количество российских научных публикаций, особенно в престижных зарубежных изданиях. И при этом забывают, какие мизерные средства вкладываются в науку.

- Можно привести конкретные примеры взаимодействия науки и бизнеса в Коми?

- В республике наукоемких производств практически нет. Крупные предприятия региона работают по стандартным технологиям, у них есть собственные разработки, в крайнем случае, могут купить, что им надо. Но это не значит, что ученые Коми научного центра не сотрудничают с бизнесом: химики, физиологи связаны договорами с тем же Сыктывкарским лесопромышленным комплексом. Традиционно крепкие связи с производственными организациями существуют у геологов и биологов. При разработках социально-экономических программ развития республики используются результаты исследований наших экономистов.

- В РАН завершается проект по переходу к новой системе оплаты труда. Удалось ли, как обещано, повысить заработную плату сотрудникам?

- Этот проект реализовывался в Академии в течение трех лет. Он дал как положительные, так и отрицательные результаты. Минусы понятны – от нас потребовали сокращения штата на двадцать процентов. Реально мы эти цифры даже превысили. Цели были благие: омолодить коллектив, повысить заработную плату сотрудникам. Однако сокращение ставок привело к другой проблеме: молодежь заканчивает аспирантуру, а мы не можем их принять на работу – вакансий нет. Вынуждены устраивать на четверть ставки, на полставки, в надежде, что ситуация со временем изменится. Что касается зарплаты, то она действительно увеличилась в несколько раз.

- За последние годы возросло количество диссертаций при общей тенденции к сокращению объема исследований. Не приведет ли это к дискредитации научных степеней?

- Научный прогресс определяется развитием естественных наук: физико-математических, технических, геолого-минералогических, биологических. В этих областях, напротив, количество защит сократилось. Чаще стали защищать диссертации в юридической и экономической сфере. И там действительно порой можно встретить работы весьма странного содержания.  

В РАН сейчас входит около 400 институтов, в год на их финансирование выделяется чуть больше одного миллиарда долларов. Это очень небольшая сумма. Если оценивать число публикаций российских ученых с точки зрения вложенных инвестиций, мы будем на первом месте в мире. В условиях кризиса финансирование научных исследований во многих странах увеличивается, а в России – сокращается.

- Сегодня в России работают 157 различных академий. Нужно ли бороться с безумным увеличением их числа?

- Ситуация, конечно, абсурдная. Собрались десять человек и организовали академию. В России есть пять государственных Академий. Остальные можно было бы назвать в лучшем случае «обществами». Академик Юшкин мне как-то популярно объяснил, как можно отличить хорошую Академию от плохой: в хорошей тебе платят, в плохой – платишь ты. Вместе с тем, некоторые общественные академии делают полезные дела...

- Министерство образования и науки высказывает мнение, что в РАН есть 50-100 сильных институтов, которые нужно финансировать более серьезно, а остальные закрыть или реорганизовать. Есть ли логика в этих рассуждениях?

- Взаимоотношения Министерства образования и науки и Академии наук имеют давнюю историю. Министерство действительно хотело сокращать количество институтов. Мне эта политика кажется неразумной… В ходе дискуссий пришли к общему мнению, что критерии оценки деятельности научных учреждений нужны. Их перечень утвердили, и в следующем году каждому институту будет присвоена определенная категория. Я не думаю, что Коми научный центр займет первые строчки рейтинга, но и последними мы точно не будем.

- Какие направления в науке в последнее время развиваются наиболее успешно?

- Я понимаю желание Академии и Президиума уделять максимум внимания всем научным направлениям. Это оправдано. Сложно предугадать, что будет востребовано через десять, двадцать лет. Но в условиях сокращения ресурсной базы страна вынуждена концентрироваться на отдельных приоритетных направлениях: нано- и биотехнологях, космических исследованиях, атомной энергетике, проблемах рационального природопользования. Для науки неприемлема ситуация: это направление бесперспективно, мы его закрываем. Простой пример: в нашем Институте биологии разрабатывали тему сельскохозяйственного освоения тундры. В какой-то момент поняли, что это никому не нужно, и она естественно сошла на нет. А теперь представьте: через 20-30 лет произойдет глобальное потепление, в тундре решат высеивать пшеницу, тема снова станет актуальной.

- Какие наиболее интересные разработки наших институтов вы могли бы отметить?

- В области прикладных исследований весьма успешны Институт биологии и Институт химии. Их результаты прежде всего связаны с рациональным использованием и переработкой растительных ресурсов. У нас уже идет речь о создании собственного инновационного центра, в котором можно было бы быстрее доводить научные разработки до стадии коммерчески реализуемого продукта. Раньше академические учреждения не имели права создавать подобные предприятия. Сейчас такая деятельность разрешена.

В области фундаментальных наук могу отметить работу отдела математики, Николай Алексеевич Громов создал свою оригинальную теорию, имеющую прямое отношение к экспериментам, которые будут проводиться на Большом адронном коллайдере. Она отрицает стандартную теорию полей, предполагающую существование бозонов Хиггса. Начнутся эксперименты – посмотрим, профессор Громов будет прав или весь остальной мир.

В Институте геологии ведутся работы по изучению природы строения вещества, механизма образования кристаллов, формирования наночастиц. Там развивается новое направление - «наноминералогия». Лаборатория физического профиля в отделе математики под руководством Василия Ильича Пунегова изучает наноструктуры, используя синхротронное излучение. Работы эти ведутся совместно с японскими и немецкими исследователями. Не случайно обсуждается вопрос о создании в Коми научном центре нового института физико-математического профиля. Выдающиеся достижения имеются в отделе радиоэкологии, 50-летний юбилей которого мы недавно отметили. Широко известны открытия наших академиков: Николая Павловича Юшкина – в области минералогии и происхождения жизни на Земле, Михаила Павловича Рощевского – в области сравнительной электрокардиологии, Юрия Семеновича Оводова – в области молекулярной иммунобиологии.

Записала Дарья Федоркова


Читайте также

Экономика

Венчурным партнером Коми стал Инновационный центр института биологии Коми НЦ УрО РАН

Венчурным партнером Коми стал Инновационный центр института биологии Коми НЦ УрО РАН

Венчурный партнер Коми выполняет поиск и подготовку инновационных проектов
10 июня 2013

Наши люди

Сокровища цивилизации

Сокровища цивилизации

Сотрудники Института химии КНЦ УрО РАН рассуждают о себе в науке и науке в себе.
8 апреля 2013